1. Перечень кораблей

     

    (Парад-фантазия)

     

    Всех же бойцов рядовых не могу ни назвать,
                                                                        ни исчислить,
    если бы десять имел языков я и десять гортаней…
    Только вождей корабельных и все корабли я
                                                                         исчислю.

    Гомер. Илиада

     

                          1

    Флот готовит к параду
                         все названья-борта.
    И к морскому народу
                         подгребла суета.
    Ветер
                         ноздри вздувает.
    Запах краски
                         бодрит.
    Флот
               скребет,
                          чистит,
                                              драит.
    Медь на солнце слепит.
    О, пленительный вид!
    А названья,
                          названья!
    В каждом имени – суть.
    Суть названья-
                          призванье,
    завещанный путь.
    Ждут на борт адмирала.
    С властью он
                          на ножах:
    «Пол-эскадры сожрала
    власть – подстилка США.
    Это что же за суки?
    эМ они или Жо?
    Профурсетки, байстрюки,
    дождётесь ужо!»
    Бодрый,
               злой,
                          аккуратный,
    в кубрики пронырнёт,
    чтоб утешить остатний
    бескозырный народ.
    «Есть присловье такое
    уставное в крови:
    не влюбляйся в чужое,
    но свое – возлюби!
    Эта суть, что сияет
    на родимом борту,
    пусть тебя освящает,
    как причастье во рту».

                          2

    Мы начнём с миноносцев:
    «Отчий» и «Пресвятой»,
    «Бодрый»,
    «Трезвенный»,
    «Бранный»,
    «Четырехокеанный»,
    «Светозарный»,
    «Честной»,
    «Безкорыстный»,
    «Крестильный»,
    «Вспыльчивый»,
    «Озорной»,
    «Правоверный»,
    «Нежданный»,
    «Сокровенный»,
    «Коронный»,
    «Оглушительный»,
    «Чудный»,
    «Родной»,
    «Рьяный»,
    «Ревностный»,
    «Броский»,
    «Безунывный»,
    «Крутой»,
    «Кроткий»,
    «Искренний»,
    «Важный»,
    «Упреждающий»,
    «Свой»,
    «До конца претерпевший»,
    «Милосердный»,
    «Блаженный»,
    и ещё – «Бурнопенный»,
    и, конечно, «Стозвонный»,
    а за ним – «Коренной»…
    Но дыханьем тумана
    зыбит
               перечня нить.
    На спине океана
    дальних не различить.

                          3

    Се –
    линейная слава:
    огневой ураган,
    орудийная лава,
    ракетный вулкан.
    …«Синоп», «Гангут», «Полтава»,
    «Мировой океан»…
    Хребтовины линкоров –
    светлосерых громад:
    «Князь Пожарский»,
    «Суворов»,
    «Пересвет»,
    «Коловрат»,
    «Ушаков»,
    «Косьма Минин»,
    «Святослав»,
    «Мономах», –
    стойте в синих пустынях,
    на погранных морях,
    на запретных глубинах,
    на солёных ветрах.
    Вы,
    «Румянцев»,
    «Потёмкин»,
    «Патриарх Ермоген»,
    «Вождь Иосиф»,
    «Корнилов»,
    мы –
                в тени ваших стен.

                          4

    Сгрудились у причалов,
    каждый грозен и хмур, –
    «Тарас Бульба» и «Чкалов»,
    «Саров»,
    «Байконур».
    Крейсера!
    В самом слове –
    скорость, дерзость, краса!
    «Как там на «Королёве»?
    Вы продрали глаза?..
    «Глинка»!.. «Лермонтов»!
    Где вы?
    Непонятен приказ?
    Что там,
                    финские девы
    в трюмах стонут у вас?
    А «Курчатов»?
    А «Скобелев»?
    А «Карамзин»?
    До глубин досягает
    дрожь голодных машин.
    Нетерпенье эскадры
    сгребая в узду,
    «Иоанном Кронштадтским»
    я сегодня иду.
    И –
    без шуму, без звону
    полетим за кордон.
    Замыкают колонну
    «Уэлен» и «Афон».

                          5

    Кто там
                     в гуле и плеске
    мощью Божией пьян,
    глуби рвёт, как таран?
    То резвится библейский
    Левиафан.
    Великан-невидимка,
    бесноватый фантом
    тьму калечит винтом…
    Нет страшней фотоснимка!

    Не носил я пилотку.
    Бескозырочки шёлк
    не бодрил мне походку,
    не лобзал шеи, щёк.
    Я был призван на лодку –
    на атомный борт.
    Нет, не струсил, не сбёг.
    Но мою мореходку
    случай вычеркнул в срок.
    И с тех пор навещают,
    не спросясь, мои сны
    наважденья,
                             исчадья
    нежилой глубины.
    От безмолвного стона
    леденеют уста.
    Как трехдневный Иона,
    я во чреве кита.
    И с тех пор
                          мне как братья
    все вы,
                          кто как один
    уходили в объятья
    запредельных глубин.
    Витязи,
                           отзовитесь
    от придонных песков, –
    «Лебедянь»,
    «Муром»,
    «Витебск»,
    «Китеж»,
    «Радонеж»,
    «Псков»!
    Где «Козельск» океанит?
    Где «Хабаровск» гребёт?
    Где «Ленком»,
                                   что таранит
    синий полюса лёд?
    Где б вы ни сокрывались,
    вас на родине ждут –
    «Скиф»,
    «Мордвин»
    и «Алтаец»,
    «Черемис» и
    «Якут».
    Мы вас кличем
                                   сквозь вопль
    ветра,
                                    грохот и рев –
    «Тихвин»,
    «Слуцк»,
    «Севастополь»,
    «Спасск»,
    «Путивль»
    и «Ржев».
    В вопрошаниях чаек,
    в пенном шелесте волн
    вашу дрожь различаю,
    хрустальный ваш звон.

                          6

    Флот в пространства врастает
    крепью башен и стен.
    Ветер жадно глотает
    синеву перемен.
    Свежих далей примерка.
    Неба дивный размах.
    Исполинская стирка
    в кормовых бурунах.
    Нервный трепет антенный.
    Рык придонных турбин.
    И –
             негромкий, смиренный
    инок в свете седин.
    «Флот!
    Равненье направо!»
    Патриарх держит шаг
    на воскресшие в славе
    «Курск» и «Варяг».
    Время нас не оставит.
    Вечность нас не пожрёт.
    Кто там к кладбищам правит?
    Мы –
                грядущий народ.
    От кронштадтских туманов
    до порта Посьет
    мы –
              народ капитанов,
    отворяющих свет.
    Под флагштоком повиты,
    с гарпуна вскормлены,
    мы отвагой сердиты,
    надеждой пьяны.
    Мы –
                 державные дети,
    и встречать нас готов
    Государь
    на корвете
    «Николай Гумилев».

     

    2001


  • Юрий Михайлович Лощиц (р. 21 декабря 1938) — русский поэт, прозаик, публицист, литературовед, историк и биограф.


    Премии:

    • Имени В.С. Пикуля, А.С. Хомякова, Эдуарда Володина, «Александр Невский», «Боян»
    • Большая Литературная премия России, Бунинская премия.
    • Патриаршая литературная премия имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (2013)

    Кавалер ордена святого благоверного князя Даниила Московского Русской православной церкви.